Шешминская новь
  • Рус Тат
  • «Когда увидела дочь в гробу, не узнала ее»: фермер из РТ признан виновным в убийстве приемной дочери

    18+ В августе 2018 года в одном из сел Алексеевского района случилась беда – в образцовой, казалось бы, семье фермеров умерла 9-летняя приемная дочь. Как выяснилось, с ребенком жестоко расправился глава семейства. Накануне коллегия присяжных Верховного cуда РТ огласила свой вердикт по этому делу.

    «Когда я увидела Женечку (имя изменено, – прим. Т-и) в гробу, еле сдержала слезы, я ее просто не узнала. Она была вся синяя, ее всю загримировали. На запястьях были странные следы, на теле были следы от ожогов», – сокрушается родная мать погибшей девочки Анастасия.

    Так вышло, что в 2015 году ее вместе с супругом лишили родительских прав. Их четверых детей (на тот момент им было 3, 5, 6 и 7 лет) – трех девочек и мальчика поместили в приют «Забота» Алексеевского района.

    Весной 2016-го всех четверых детей взяли под опеку супруги Элла и Роман Григорьевы – фермеры из села Красная Горка этого же района.

    «Нам просто прислали постановление, что лишили нас прав заочно. Мы детей никогда и пальцем не трогали, у меня ни один ребенок не болел, ни разу не лежал в больницах. Да, в одно время выпивали с мужем, были определенные проблемы. Но сейчас это уже в прошлом, мы оба работаем, наладили быт. Где находятся дети, нам в нашей опеке просто не говорили, хотя вся информация у них была», – вспоминает Анастасия.

    Спустя какое-то время женщине удалось узнать, что дети находятся в Алексеевском районе. Настя неоднократно пыталась связаться с Григорьевыми, однако те в свою очередь были настроены агрессивно и велели не беспокоить звонками.

    «Они их брали, но потом возвращали в приют, потому что не справлялись. Но потом снова забирали. Для чего? Если не справлялись, зачем их было возвращать обратно?» – рассуждает убитая горем мать.

    В какой момент порядочные и добродушные новые мама и папа превратились просто в тетю Эллу и дядю Рому, не известно. Известно лишь то, что на самом деле детям запрещалось называть их «мама» и «папа», а также запрещалось входить в дом одним в отсутствие хозяев и их двоих родных детей.

    Как позже выяснило следствие, Роман и Элла Григорьевы систематически издевались над всеми четырьмя приемными детьми, беспричинно ругали и наказывали их за малейшую провинность – за съеденные без спроса конфеты, за отказ помогать по дому, за непослушание, за обычную детскую шалость. Однажды дети без спроса взяли в погребе сок и выпили его. Глава семейства пришел в ярость – сильно отругал детей, порезал коробку на четыре части и заставил съесть ее.

    Однако в суде Роман уверял, что не запрещал детям трогать продукты.

    Следствие установило, что в 2018 году Элла Григорьева приковала одну из приемных дочек железной цепью во дворе дома, а после того как ребенок уснул, избила ее металлической палкой. За каждое непослушание женщина яростно била девочек своей тростью по лицу, по различным частям тела, оставляя кровоточащие раны и ссадины. В том же году Элла ошпарила в бане одну из особо непослушных девочек кипятком, в результате чего ребенок получил ожоги 20 процентов тела 2-й и 3-й степени. Остальным сестрам малышки, на глазах которой это произошло, женщина велела молчать, в противном случае грозилась сдать их обратно в детдом.

    Застав одну из девочек с салом в руках, «тетя Элла» все той же тростью несколько раз ударила ребенка по рукам – вероятно, чтобы было неповадно.

    «Не так постирала тряпки, не туда поставила доильный аппарат, не помыла руки, взяла без спроса продукты – за всё Элла нещадно лупила девочек», – говорит родная мама девочек.

    Находясь уже на скамье подсудимых, Элла Григорьева слезно доказывала, что чисто физически не могла поднимать на малышек руку – в декабре 2017 года она попала в аварию и длительное время передвигалась с тростью. Но именно этой тростью, как потом рассказали потерпевшие девочки, мама Элла наказывала их.

    Самой непослушной и неподатливой из всех приемышей была именно Женя – за это, как считает родная мать, ее и невзлюбили Григорьевы.

    «Она у нас была с характером, бойкая, могла постоять за себя», – вспоминает Анастасия.

    Из показаний детей следует, что Роман Григорьев часто ругал Женю – дать ей пару подзатыльников за какую-либо провинность якобы было для него привычным делом. А Элла, по словам Анастасии, заставляла Женю таскать тяжелые ведра, привязывая к ее рукам палки, отчего они немели и не слушались.

    Однако соседи и родные семьи Григорьевых давали показания о том, что детей никто не обижал, что они всегда были сытые и ухоженные, порой даже угощали сладостями других ребятишек.

    Так или иначе, но в августе 2018 года Женя умерла.

    «Девочки рассказали мне, что играли в песочнице, когда вдруг вернулся Григорьев и зачем-то стал кричать на Женю. Потом он подошел к ней и ударил, а после стал просто пинать ее. Она сильно кричала и плакала от боли. Когда понял, что девочка перестала подавать признаки жизни, он попросил вынести нашатырный спирт, пытался реанимировать ее, затем взял на руки и унес в дом, а им велел не входить. Вместе с ним в дом зашли Элла и их родная дочь Татьяна», – рассказала Анастасия.

    Приехавшие в дом Григорьевых медики лишь зафиксировали смерть ребенка. Позже экспертиза показала, что Женя скончалась от закрытой черепно-мозговой травмы, а также что за несколько дней до трагедии она была сильно избита.

    Реклама

    Когда на теле ребенка были обнаружены многочисленные ссадины, раны и следы от ожогов, возникли вопросы к Элле и к Роману, ведь изначально Элла объяснила правоохранителям, что девочка умерла, подавившись яблоком.

    Спустя несколько дней в дом приемных родителей нагрянули полицейские, которые обнаружили выстиранную от крови одежду погибшей Жени. Свою вину в смерти ребенка ни Роман, ни Элла не признали, якобы они были не в курсе, откуда у Жени появились кровоподтеки, ведь никто из них ее не бил.

    На время следствия супруги Григорьевы были помещены в СИЗО, а оставшихся троих приемных детей возвратили назад в приют. В отношении главы семейства было возбуждено уголовное дело по статье «Убийство малолетнего». Позже обвинения в причинении тяжкого вреда здоровью, издевательствах, пытках и ненадлежащем исполнении родительских обязанностей были предъявлены и его супруге Элле Григорьевой.

    В декабре 2018 года уголовное дело по статье «Халатность» было возбуждено и против соцработников, которые не контролировали условия проживания детей в семье Григорьевых. Экс-глава отдела опеки и попечительства Алексеевского района РТ Елена Секалина была признана судом виновной по статье «Халатность» и получила наказание в виде 1,5 года условно.

    «Девочки же с синяками в школу приходили, неужели никто этого не замечал?! За несколько дней до смерти Женя стучалась к соседям, боялась возвращаться в дом Григорьевых, но ей никто не открыл», – со слезами на глазах рассказывает родная мать.

    В суде зачитали переписку Эллы Григорьевой с родной дочерью, в которой четко прослеживается нелюбовь к приемным детям. «Главное, чтобы “синими” в школу не ходили!», «Зачем вообще их взяли, они неисправимы!», «Достали продукты без спроса таскать», – приводятся цитаты из сообщений.

    Роман Григорьев ходатайствовал о рассмотрении их дела судом присяжных. Выступая в судебных прениях, гособвинитель обратился к присяжным и попросил объективно оценивать каждый эпизод предъявленных Григорьевым обвинений.

    «Я искренне признателен вам за то, что вы внимательно выслушали мою речь. Надеюсь, мне удалось предоставить вам целостную и объективную картину произошедшего. Призываю вас не судить обстоятельства этих преступлений исходя из своих эмоций. Прошу объективно оценивать все факты и доказательства, которые сегодня прозвучали», – заключил Андрей Кропотов.

    Романа Григорьева защищали в суде сразу два адвоката. Оба они уверяли, что их подзащитный к смерти девочки непричастен.

    «Я хочу сказать, что в данном деле много вопросов, которые остались нераскрытыми. Нам, стороне защиты, не дают почему-то допросить самих потерпевших, то есть по большому счету все обвинение строится на показаниях двоих маленьких детей. Хотя, согласно психолого-психиатрической экспертизе, эти дети могут присутствовать на процессе, но суду почему-то было достаточно допросить психолога приюта, который посоветовал этого не делать», – рассказал журналистам один из адвокатов Марсель Бадрутдинов.

    Защитник настаивал на том, что Григорьев – порядочный семьянин и никогда бы не стал брать приемных детей и использовать их в качестве рабочей силы, и уже тем более он не нуждался в каких-либо дивидендах от государства. Бадрутдинов придерживался версии, что его подзащитный в день смерти девочки отсутствовал дома и нашел ее в песочнице уже мертвой. Действительно, нашлось несколько свидетелей, которые в день трагедии видели Григорьева с его сыном на рыбалке.

    Этого же мнения до последнего придерживался и сам Роман Григорьев. Он настаивал – весь день отсутствовал по делам, а о смерти Жени узнал только вечером. В своем последнем слове он слезно просил присяжных вынести в отношении него справедливое решение и не судить строго.

    «Уважаемые присяжные заседатели, я – простой деревенский работяга, всю жизнь рос в селе, честно трудился во благо семьи, во всем, в чем меня обвиняют, я не виновен. Ни одна экспертиза не показала, что я жестоко избивал девочку, история с соком совсем абсурдная. Но откуда это взялось, что я заставил детей съесть эту коробку!? Я надеюсь на ваше справедливое решение, я не виновен, не виновен ни капли! Смерти девочке я не желал, у ее родных родителей я искренне прошу прощения», – высказался Григорьев.

    Его супруга Элла также настаивала на своей невиновности. По ее словам, она могла прикрикнуть на детей и слегка ударить, но чтоб вот так жестоко….

    Романа Григорьева присяжные признали виновным в убийстве и издевательствах над 9-летней приемной дочкой. Однако, по мнению присяжных, он заслуживает снисхождения. Эллу Григорьеву, как и супруга, признали виновной в истязаниях девочки.

    Сразу после оглашения вердикта присяжных родная мать погибшей девочки рассказала журналистам, что не согласна с тем, что Григорьев заслуживает снисхождения. Женщина не понимает, откуда столько жестокости и ненависти взялось в этих людях.

    Как объяснил прокурор Андрей Кропотов, такой вердикт присяжные вынесли, так как считают, что Григорьев не заслуживает пожизненного лишения свободы.

    «Данное решение присяжных будет иметь значение во время вынесения Григорьеву уголовного наказания, в том числе и за убийство ребенка с особой жестокостью. Санкции статьи предусматривают наказание в виде лишения свободы сроком до 20 лет либо пожизненное. Так как присяжные вынесли вердикт о снисхождении, то назначить Григорьеву наказание в виде лишения свободы пожизненно суд уже не сможет», — пояснил прокурор.

    Сейчас сестры и брат погибшей Жени вновь с родными мамой и папой учатся жить по-новому и стараются не вспоминать о тех страшных событиях. В ближайшее время судебное следствие возобновится, но уже без участия присяжных. Суду предстоит определить степень вины Романа и Эллы Григорьевых и назначить им наказание.

    https://sntat.ru/news/crime/05-03-2020/kogda-uvidela-doch-v-grobu-ne-uznala-ee-fermer-iz-rt-priznan-vinovnym-v-ubiystve-priemnoy-docheri-5727202

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: