Шешминская новь
  • Рус Тат
  • Хорошо, когда рядом родная душа

    Судьбы людей, живущих в одну эпоху, очень похожи. И потому в целом жизнь Анны Дмитриевны Степановой из Слободы Петропавловской писана как под копирку о сельских женщинах, юность и зрелость которых пришлись на военные и послевоенные годы. Невозможно прожить под копирку только женскую судьбу

    Реклама

    У каждой женщины она разная, неповторимая и единственная. В каждой свои воспоминания, свои яркие моменты молодости, любви, замужества, рождения детей, внуков и своя счастливая старость.
    Маленькой Ане было всего месяц, когда в 1928 году умер отец - кормилец семейства, и ее мать с 5 детьми из д. Родники перебралась в Сл. Петропавловскую к родственникам. Грамоте в школе обучалась недолго - стала работать в колхозе.
    «Когда началась война, нас, девчонок, отучили год на курсах трактористов, и мы всю войну на тракторе: пахали, сеяли. Было тяжело, ведь нам по 14-15 лет. Мотор заводили вдвоем, у одной-то силенок не хватало. Подруга дергает за веревочку, я за рукоятку, а обратно - ка-а-ак даст, так сразу обеих с ног сбивало, но заводился. В конце войны была постарше, уже доверили комбайн».
    С будущим мужем Иваном познакомились зимой на деревенских посиделках (в селе их называли «ночлеги»). Клуба не было, и молодежь придумывала себе развлечения. Принарядившись, собирались девчата у кого-нибудь в избе, ставили скамейки, вместе пряли, песни пели, под разговоры лузгали семечки. Приходили ребята с гармошкой, балалайкой, вместе плясали, веселились от души. Утром шелуху от семечек подметали.
    «А я певунья и плясунья была отменная. И Иван то же самое. Там и спелись, сладились наши отношения, и в мае 1945 мы поженились. Прожили мы с ним 60 лет. Работяга был, каких мало, ценили его в деревне - до 74 лет работал в колхозе, а умер в 76. Когда и выпьет крепко, все равно скотину дома пойдет и накормит. Такой был».
    Ее мама замечательно пряла, ткала, шила, и научила всему дочь. После войны Анна Дмитриевна приобрела швейную машинку «Зингер» и никогда с нею не расставалась.
    «Нас в семье было 6 детей, мама нам шила брюки, рубашки, платьица. Помню, в одни годы напротив дома через реку летом жил цыганский табор. Те ее просили, и она постоянно шила одежду цыганятам», - вступает в разговор ее сын Николай. Зять у них тоже любит шить, и недавно забрал «Зингер», «Вот, не дождались, пока умру, - пошутила Анна Дмитриевна, - да ладно, руки уж не те, а молодым нужнее».
    Николай сейчас на пенсии, и со своими братьями, сестрами по очереди приезжают из города ухаживать за матерью. Отца он помнит как строгого, а мама - мягкая, всепрощающая, и первая их заступница в доме. «20 копеек на кино детям всегда давала, а папа мог и отказать», - вспоминает он.
    Жизнь проходила не только в домашних заботах и работе в колхозе. Умели и отдыхать. На майские праздники, по окончании посевных работ женщины наряжались в яркие сарафаны, мужчины надевали праздничные рубахи и ходили по улицам. Собиралась вся деревня - водили хороводы, пели, танцевали. А Степановы были заводилами.
    Что говорить, были в судьбе радости, не обошли и горести: похоронила маленьким сыночка Петеньку, молодым умер другой сын. Но жизнь продолжается …
    Нет, она очень довольна и своими детьми, и своими внуками, и правнуками. Ее жизнь светла, а оптимизма убавляют лишь болезни. В доме красота, чистота, уют и идеальный порядок, который наводят дети.
    «Мне с ними хорошо. По вечерам сидим, разговариваем, рядом родная душа. Раньше дарить подарки на праздники как-то не принято было. Сейчас у меня всяких подарков хоть отбавляй, но самый главный подарок, что они со мной».
    Фото автора.
    Лариса Федорова
    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: