Шешминская новь
  • Рус Тат
  • Марс Ахметов из Простых Челнов : «А брат оставил письмо на столе…»

    В армию Марса призвали 16 мая 1987 года из Альметьевска, где он учился в физкультурном техникуме.

    Проводы были веселыми, шумными, все однокурсники желали легкой службы и возвращения домой «да чтобы грудь в орденах!», - шутили ребята. Плакала, обнимая, мама. Крепко жал руку отец.  Подбадривали два брата. Обещала писать и ждать невеста.  И все они просили: «Возвращайся».

    «Попал я в саперные войска, был в учебке на «Полигоне», это в 1,5 км от города Термеза и в 20 км от моста «Дружбы», - начал рассказ о своей службе Марс Ахметов. – Там сразу сказали: «Отсюда один путь – в Афган».  И вот 4 октября самолетом нас перебросили в Кабул. А потом в Чарикар. 

    45-й инженерно-саперский полк, второй батальон, вторая рота встретили нас дружески. Дороже всего на войне ценились дружба, взаимовыручка и письма из дома, которые раздавали адресату под веселое «спляши». И надо сказать, что мне приходилось плясать гораздо чаще других., так как моя Гульчачак писала мне каждый день. Это не осталось незамеченным среди сослуживцев, и они каждое ее письмо сопровождали шутливо «Марс пляши, тебе письмо от ГульчаТАЙ».

    С таким настроением легче было переносить и 50-60-градусную жару при отсутствии воды, и преодолевать трех, а порой и пяти километровый путь с миноискателем в руках.  Был ли тяжелым миноискатель? Да при такой жаре в дороге каждый килограмм, как пуд.  А идти нужно как можно быстрее, но внимательнее.

    «За каждую операцию нашим разведбатальоном, идущим далеко впереди колонны   обнаруживалось и взрывалось до 30 хорошо замаскированных мин», - говорит Марс. – Было ли страшно? Сначала нет. А после того, как увидел, что остается от твоего товарища, когда он «ошибся», стало страшно и за себя, и за рядом идущего. Но ведь выбора не было: дан приказ, надо идти. Хотя наш батальон был миролюбивым – мы ни в кого не стреляли – по статистике самый большой процент погибших в Афгане был среди саперов.  Мы могли погибнуть не только от «незамеченных» мин, но и от обстрелов с гор.

    - Марс, а как к вам, советским солдатам относились мирные жители Афганистана?

    - По-разному. Приходили к нам в часть за помощью, разминировать поле, когда у них кто-то или родственник, или пасущаяся скотина попадет на снаряд. Однажды мина взорвалась и ранила подростка, чтобы спасти его, отец прибежал к нам: помогите!  Потом он привез нам в подарок целого барана.

     А ребята из агитбригады 4-го батальона, в чьи задачи входила гуманитарная помощь местному населению рассказывали, показывая шишки на лбу, что местные, после того как разобрали продукты закидали их камнями. Многие ребята пострадали, не успев укрыться.   Мы все равно для них оставались «неверными».

    В то время солдат и написал своей девушке, что с ним может случиться всякое, и чтобы она не ждала его. Но Гульчачак проигнорировала эти слова и не обидевшись продолжала писать теплые и нежные письма.

    О том, что он служит в Афганистане Марс сообщил в письме ей и своему брату. Только с уговором, что тот не скажет об этом родителям. Но он случайно оставил письмо на столе.

    «Страшно представить себе родительские чувства. Мама очень тяжело переживала то время, когда я был на войне, боялась, что меня могут ранить или убить», - говорит Марс.  - Отец, который более стойко принял эту безрадостную новость, как мог успокаивал ее».

    Вспоминает отец Рашит Валеевич как успокаивал, а порой и ворчал на жену: «Я говорю ей, не плачь, не накликай беду, и все будет хорошо. Сказал же он, что вернется!».

    Так и случилось.  В январе 1989 года самолетом вылетели в Ташкент.  А в мае 1989-го Марс Ахметов вернулся домой.

     Обещания данные на проводах два года назад обе стороны сдержали: друзья писали, невеста дождалась, родные счастливы. Ну а он, пусть грудь не в орденах, а в медалях ("За отличие в воинской службе», «За Отвагу", «Воину - интернационалисту от благодарного Афганского народа"), и главное вернулся к ним с жестокой войны живым и здоровым.

    Сегодня в селе Простые Челны под одной крышей мирно живут три поколения семьи Ахметовых: старший Рашит Валеевич (мама, к сожалению, умерла), Марс с женой Гульчачак (в переводе на солдатский Гульчатай) и их сын Айнур с молодой женой Гульназ.

    Марс и Гульчачак – учителя по профессии, много лет проработали в школе, а сегодня освободили место молодым и занялись личным подсобным хозяйством. А развернуться в их хозяйстве есть где: 60 га земли, 14 дойных коров, бычки, телята. «Сами сеем, сами жнем» - это про них.  В посевную и в уборочную страду помогают зятья, дочки и братья.

    В доме мир да лад, потому что живут друг для друга, делают одно общее дело. В семье порой и желания совпадают. Пример тому – выбор специальности Айнура. Когда он сказал, что хочет стать инженером-механиком, порадовались все: дед, потому что сам механизатор с 50-летним стажем, отец, потому что нужен помощник в хозяйстве и мама, которая не хотела отпускать от себя сына.   Дочки тоже живут не далеко: Гузель в Шахмайкино, преподает в школе (именно ей уступила мама свое рабочее место), Алина - в Набережных Челнах, тоже педагог, работает в детском саду. В тот же детский сад ходит и ее сынишка Султан. Для четырехлетнего малыша быть спокойным и послушным - тяжелый труд, но он как истинный внук своего деда старается, и за его старания родители дают ему недельный отпуск для поездки в деревню.  В эти дни Султан (единственный пока внук) вместе с дедом может похулиганить, с дядей Айнуром покататься на тракторе, посекретничать с Гульназ, побаловаться «вкусняшками» от бабули, тихо послушать рассказы Рашит-бабая,

    «Вот за это семейное счастье, если надо, - я готов еще раз пройти через те трудности, что пришлось вынести на той войне», - сказал в конце беседы ветеран воин-интернационалист Марс Ахметов.

    Реклама

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: