Шешминская новь
  • Рус Тат
  • О судьбе Новошешминского солдата узнали спустя 73 года

    Сразу после публикации «Ищут родных героя-пограничника» мы получили отклики. Мы писали, что через электронную базу «Мемориал» и газету «Комсомольская правда» ищут родственников 62 советских воинов, погибших на эсесовском стрельбище Хебертхаузен около концлагеря Дахау.

    В первые годы Великой Отечественной войны здесь сложили головы почти 4000 наших солдат и офицеров. Имена большинства из них навсегда останутся тайной, но личности 62 защитников Родины все же удалось установить спустя семьдесят с лишним лет. Их передали «Комсомолке» из Народного союза Германии по уходу за военными могилами. В нем оказалось и имя 23-летнего политрука Александра Клюшкина из села Новошешминск. Мы сообщаем читателям радостную весть - родственники нашлись!
    Выяснилось, что совсем неподалеку от нашей редакции (в 30 метрах) проживает единственная оставшаяся в живых родная племянница разыскиваемого 83-летняя Александра Кузьминична Селиверстова. Мы встретились с ней и узнали новые подробности о ее героическом дяде. У бабушки тети Шуры Вассы Клюшкиной было 10 детей, 8 из которых умерли в детстве. Выжили только дочь Ольга Григорьевна (в замужестве Шерстобитова) с 1904 года рождения и сын Александр Григорьевич 1918 года. У самой Ольги Григорьевны тоже было 10 детей, но остались только тетя Шура, два брата и две сестры, пятеро умерли в младенчестве. Сейчас в живых осталась лишь она и проживает с семьей сына Николая.
    Что это их родственник, она узнала совершенно случайно. Николай, прочитав статью в нашей газете, неожиданно вспомнил:
    - Мама, ты раньше всегда говорила, что моя сестра Лида - копия бабушка Клюшиха?
    - Ну да, а что такое?
    - Здесь ищут какого-то Клюшкина Александра Григорьевича, пропавшего без вести в войну. Может это наш родственник?
    - Так как же! Как же! Это же крестный мой, мамин брат.
    Шестилетней девочкой Александра Кузьминична запомнила, как крестного Сашу провожали в армию. А больше всего потому, что в тот день Саша фотографировался с дедом и бабушкой, ее матерью и отцом и сестрой бабушки у ворот своего дома. Вспомнила, как их, малышню, крутившуюся рядом, отгоняли взрослые: «Ну-ка, не мешайте». Эта фотография долго хранилась в семейном альбоме, но потом затерялась.
    - Моя бабушка Васса и дед Григорий жили на улице Октябрьской, а мы с отцом и матерью на улице Луговой. Мы ребятишки часто бегали к бабушке в гости. Помню, крестный был невысокого роста, худенький - в бабушку, дед же был высокий.
    Ее дед и бабушка души не чаяли в единственном сыне. Он часто писал из армии, а служил в Смоленске. Там же поступил в военное училище, окончил его. Женился (как мы узнали из архивных документов на Гайченковой Марии Сазоновне) и остался там жить.
    Родителей Александр хотел навестить вместе с молодой женой, но не успел. Хорошо помнит тетя Шура и слезы матери, деда и бабки после известия о пропавшем крестном. В октябре 1942 года ушел на фронт и отец, который умер в госпитале от ран в 1945 году. Помнит, как тяжело без него жилось.
    Оказывается, Мария Гайченкова приезжала в Новошешминск в 1945 году вместе с сыном. Александр пропал без вести в начале июля 1941 года, так и не узнав, что станет отцом. Трехлетний Толя (или Витя, тетя Шура точно не помнит) бегал возле Вассы и Григория и все лопотал: «Баба, деда, баба, деда».
    Мария рассказала отцу и матери, что в начале июня Александра отправили на службу в Литву. Она поехала вместе с ним. Но он, чувствуя приближение войны, из соображений безопасности вскоре отправил ее обратно в Смоленск. Только она вернулась, сразу началась война. Мария узнала, что после 22 июня 1941 года сын прислал родителям одно письмо. В Новошешминске она погостила с неделю, и после не приезжала.
    Жизнь пошла своим чередом. Родители Александра всю жизнь получали пенсию за погибшего сына - 29 рублей. Дед Григорий умер в 75 лет вскоре после свадьбы внучки Шуры в 1955 году.
    Еще через 5 лет умерла мама Ольга Григорьевна. Ей было 64 года, за 4 года до смерти ее парализовало и дети ухаживали за ней.
    Бабушка Васса прожила 95 лет, и в свои последние годы жизни нашла приют у внука Ивана (младшего брата тети Шуры). До самой смерти вспоминала единственного сына и плакала. Все: и дед, и бабушка, и Ольга Григорьевна и ее сын Иван, сестры тети Шуры упокоены рядом на кладбище Новошешминска, тетя Шура ухаживает за могилами.
    Сама тетя Шура точь-в-точь повторила судьбу матери. При несчастном случае в 43 года погиб ее муж Михаил, и она, оставшись с шестью детьми от 14 до 3 лет, одна их воспитывала и поднимала. В селе живут четверо ее детей, одна дочь в Дарьинке, другая в Болгарах. У нее 13 внуков и 15 праправнуков, скоро родится шестнадцатый правнук. А всего потомков советского офицера Александра Клюшкина разбросало по многим необъятным уголкам нашей Родины: от Казани, Набережных Челнов и Болгар до Украины и села Шушенского.
    Но как вовремя подоспело известие о нем! Хотя тетя Шура иногда поминала крестного при своих детях, но, как выяснилось, ни один из ныне живущих в селе внуков и правнуков героя-пограничника не догадался бы о родстве с ним, приди эта весть после ее смерти. Сейчас все городские родственники ищут в семейных архивах старинные фотографии и высылают по Интернету тете Шуре на «экспертизу», т.к. только она, старейшина семьи, знает в лицо и деда, и бабушку, и крестного, и других предков. А память у нее до сих пор отличная. Заведует же электронной почтой и помогает в поисках сведений о героическом прадеде ее внучка 11-классница Юля Селиверстова.
    (Когда верстался номер фото нашли).
    К моменту этой публикации «Комсомолка» нашла родственников 11 человек, наш земляк Александр Клюшкин двенадцатый, в скорбном списке «КП» № 39. Остались найти родных еще 50 героев.
    Ольга ИВАНОВА.
    Политрук лейтенант Александр Клюшкин. Фото из семейного архива.

    Реклама

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: