Шешминская новь
  • Рус Тат
  • ВСПОМИНАЯ ЛЕТО 1941-го

    Сегодня исполнился 71 год с того дня, когда в нашей стране зазвучало сначала рокотом, а потом набатом: «Война!». Мирное небо над страной разорвали фашистские снаряды, мирная жизнь закончилась и началась совершенно другая страница отечественной истории, полная боли, потерь, смертей, мужества и героизма. Пока живы свидетели тех страшных событий, память остается...

    Реклама

    Сегодня исполнился 71 год с того дня, когда в нашей стране зазвучало сначала рокотом, а потом набатом: «Война!». Мирное небо над страной разорвали фашистские снаряды, мирная жизнь закончилась и началась совершенно другая страница отечественной истории, полная боли, потерь, смертей, мужества и героизма. Пока живы свидетели тех страшных событий, память остается осязаемой, мы имеем уникальную возможность получать информацию из первых уст, слушать рассказы очевидцев. Но ветеранов становится с каждым годом все меньше и тем ценнее их воспоминания.
    Начало войны ветеран Великой Отечественной петербуржец Виктор Степанович Середов (ему сейчас 91 год), проживающий сейчас в Новошешминске, встретил в звании младшего лейтенанта в одной из летных частей на Кубани. Его - молодого специалиста техника-механика по обслуживанию боевых самолетов направили туда после окончания Серпуховского военного училища. По его воспоминаниям был обычный выходной день, и ничто не предвещало будущей трагедии. В субботу молодые офицеры сходили в кинотеатр, посмотрели хороший кинофильм, в воскресенье был выходной, они ходили отдыхать, ели мороженое, когда из репродукторов в кубанской станице донеслось правительственное сообщение о вероломном нападении фашистской Германии на СССР. Это для них была полная неожиданность, ведь с немцами был заключен пакт о ненападении. Сразу же пришлось вернуться в полк, было объявлено военное положение и стали готовиться к переброске на фронт. В дальнейшем Виктор Середов прошел всю войну, был ранен, награжден медалями, продолжал военную службу и после войны работал на заводе в Ленинграде.
    В. С. Ведякин вспоминает: «Мы с ребятами купались в Шешме, резвились и веселились: время было послеобеденное, кто-то из товарищей сказал: «война началась с немцами». Мне было 11 лет и тогда показалось, что сейчас сюда придут немцы и будут стрелять. Я бросился домой и увидел мать с полными глазами слез. - «Мам, война началась». -«Знаю, сынка». - «Что теперь будет?». - «Немца к нам не пустят, а вот отца заберут на войну. Как я с вами четырьмя останусь, - одному Богу известно». Вечером мы с мальчишками на улице говорили только о войне, о том как мы сами будем бить немца. Иногда шутили: «дадим немцам пинка», а на душе была тревога. Отца на фронт не забрали, а отправили работать на военный завод в Казань. С 12 лет с ним работал и я. Так, с приходом войны, кончилось мое детство».
    Его жена Людмила Кузьминична (в девичестве Иванова) проживала в Украине. От самого слова «война» ее, девятилетнюю девочку, родители (они оба были партийными) оберегали. Только помнит спешные сборы из большой казенной квартиры (отец работал зам. директора шахты), долгую дорогу до Елховчика, как теснились в небольшой мазанке сестры мамы, и как тетка (когда немцы подошли близко) сказала: «Уезжайте, я не хочу из-за вас рисковать семьей». И снова дорога в неизвестность, голод и холод, ночлег под луной. Эвакуироваться семье не удалось и пришлось ехать к отцу в Чистяково, где он (по приказу подполья) стал начальником ж\д станции. В большом доме, на который мать обменяла лучшие свои и отцовские одежды, казалось, восстановилось спокойствие, но немцы пришли и туда, и даже подселились к ним. После освобождения Украины нашими войсками от фашистов, жизнь стала налаживаться, выдали карточки на хлеб. Однажды мать их потеряла, а чтоб не голодовать, отец отправил семью: жену и 4 дочек на свою родину в Буинск. Домой они вернулись через два месяца.
    Как война прошлась по мирным селам нашей страны, часто вспоминала моя бабушка Римма Петровна, - пишет в сочинении ученица 7 класса Ново-шешминской средней школы Таня Иванова. - Она родилась в деревне Савлуково Брянской области, и видела войну глазами двенадцатилетней девочки.
    Перед войной в деревне тоже ходили слухи о возможной войне с Гитлером. В их деревне дислоцировалась одна из частей Красной Армии. Дере-венские ребятишки дружили с ними и часто приставали к красноармейцам с вопросами: «А расскажите, какие такие фашисты? А у них рога есть? Или хвост? Или они такие как мы?» Дети воспринимали потенциального врага как нечто непохожее на людей.
    Она хорошо помнит тот день, когда немцы пришли в Савлуково. Это было 21 августа 1941 года. Мать и старшие сестры были в поле, она была дома одна. Услышав в сенях незнакомую речь, она от страха залезла на печку и притаилась. В дом зашел немецкий солдат, начал рыскать по дому, заглянул на печку, стащил оттуда девчонку и стал что-то говорить ей по-немецки. Она ничего не понимала и от страха не могла вымолвить ни слова. Немец бросил ее, пошел на кухню и заглянул в печь. Там стояла полная кастрюля с кипятком. Он достал ее, выплеснул кипяток на пол, забрал кастрюлю и ушел. В тот день у местных жителей немцы отобрали все продукты, свиней, коров, кур, гусей. Скотину они зарезали и съели. Коммунистов и их семьи расстреляли. Во главе деревни поставили старосту и оставили немецкий штаб из 4 человек. В деревне установились немецкие порядки. Вот так с легкостью в 1941 году немцы овладевали целыми селениями. Красная Армия в 1944-м освободила села от фашистов, фронт откатился на запад, но вся деревня сгорела дотла. Не осталось ни одного дома. Чтобы где-то жить, спать, жители рыли землянки. Бабушкина семья жила в ней четыре года. Кормились тем, что сажали в огороде, жилось очень голодно. Савлуковцы постепенно восстанавливали порушенное хозяйство и возвращались к мирной жизни.

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: